Пермский военный институт войск национальной гвардии Российской Федерации

В НОВОМ НОМЕРЕ ГАЗЕТЫ «НЕЗАВИСИМОЕ ВОЕННОЕ ОБОЗРЕНИЕ» ВЫШЕЛ ОЧЕРК, ПОСВЯЩЕННЫЙ 100-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ГЕНЕРАЛА АРМИИ И.К. ЯКОВЛЕВА

В НОВОМ НОМЕРЕ ГАЗЕТЫ «НЕЗАВИСИМОЕ ВОЕННОЕ ОБОЗРЕНИЕ» ВЫШЕЛ ОЧЕРК, ПОСВЯЩЕННЫЙ 100-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ГЕНЕРАЛА АРМИИ И.К. ЯКОВЛЕВА

ВЕЧНОСТЬ РЕШИТЕЛЬНОЙ МЫСЛИ 

К столетию со дня рождения генерала армии Ивана Яковлева

5 августа исполняется 100 лет со дня рождения выдающегося советского и российского военачальника, генерала армии Ивана Кирилловича Яковлева. 

В течение длительного периода времени , а именно 18 лет – с 1968 по 1986 год – он стоял во главе Внутренних войск Министерства внутренних дел СССР. Именно он стал родоначальником беспрецедентных по своему размаху реформ отечественных войск правопорядка, что во многом предопределило и современный облик Росгвардии – войск национальной гвардии РФ. 

Для своих войск Иван Кириллович Яковлев и сегодня остается незыблемым авторитетом, подобно генералу армии Василию Филипповичу Маргелову в Воздушно-десантных войсках или Главному маршалу артиллерии Митрофану Ивановичу Неделину в Ракетных войсках стратегического назначения. 

Человек-легенда, достойный не просто упоминания имени, а имени увековеченного, – как и подобает настоящим героям, первопроходцам, выдающимся художникам и государственным деятелям, оставившим в истории Отечества заметный след. 

СУДЬБУ ОПРЕДЕЛИЛА ВОЙНА 

Иван Кириллович Яковлев родился 5 августа 1918 года в селе Чернолесском Новоселицкого района Ставропольского края. В 1939 году окончил Терский сельскохозяйственный техникум в г. Прохладный Кабардино-Балкарской Автономной Советской Социалистической Республике, после чего недолго проработал зоотехником в совхозе «Коммунар» Кантемировского района Воронежской области. 

Возможно, его судьба так бы и осталась связанной с землей и крестьянской работой, если бы не призыв в армию и отправка в том же, 1939 году на учебу в артиллерийско-минометное училище в Кемерове. В феврале 1940 года он, будучи лейтенантом и командиром минометного взвода, уже ранен на Советско-Финляндском фронте. 

По меркам сегодняшнего дня кажется невероятным такое стремительное преображение вчерашнего школьника в командира с боевым опытом. Но таковы были скорости того времени, задающие энергию созидания и безоглядной отваги. 

В Яковлеве тех лет уже проявился и организатор боя, и организатор службы. С самой офицерской юности он почерпнул, выучил и применял в деле свод неких правил, которые считал обязательными для офицера. Он и книги всю жизнь читал с карандашом в руках, отчеркивая приглянувшиеся ему мудрые мысли, а самые важные из них, словно завет, неизменно переносил в записные книжки. 

Сегодня трудно сказать, какие из них Яковлевым вычитаны в чужих трудах, а какие рождены его собственными размышлениями. Важно, что из года в год, начиная новую записную книжку, он предварял ее короткими правилами отношения к подчиненным, которых сам придерживался безукоризненно: «1. Скажи четко, что делать. 2. Дай возможность солдату или офицеру сделать самому. 3. Узнай, как идут его дела. 4. Помоги, когда в этом есть нужда. 5. Вознагради, согласно вкладу». И тут же – но уже для себя самого: «1. Выслушать, прежде чем сказать. 2. Выяснить, прежде чем судить. 3. Понять, прежде чем решать»… 

Боевую судьбу офицера Яковлева, прошедшего Великую Отечественную войну из конца в конец, можно считать редкой удачей, если принять во внимание его безвылазное фронтовое пребывание в окопах, в боевых порядках. Он не служил в крупных штабах, а по роду своей деятельности (в минометчиках ли, в противотанковой артиллерии, или же самоходчиках) всегда находился там, где было наиболее опасно, трудно и гибельно. Поэтому из начавших войну в 1941 году до победы дошли лишь самые «неубиваемые», над кем, словно ангел-хранитель, распростерли свои крыла то ли невиданная в своей щедрости удача, то ли что-то другое, тоже наперекор смерти хранившее этих людей для будущего дня. 

Яковлев был одним из самых храбрейших. У 90 % таких боевых офицеров конец жизни в документальном выражении всегда одинаков: «убит» либо «умер от ран». Но трижды раненный и контуженный за войну Яковлев всякий раз возвращался в строй и продолжал свое противоборство со смертью, ничуть не уклоняясь, до самого победного часа. 

Хочется подчеркнуть: Яковлев в боях – всегда в боевых порядках пехоты, всегда – на прямой наводке, всегда и во всем – лично. Как бы торжественно ни звучали слова любых наградных документов (а им по жанру своему не пристало быть унылыми), детали боя обязательно раскроют не придуманное писарями, а истинно проявленное геройство представленного к ордену или медали человека. Стрелять картечью (это указано в одном из наградных документов на офицера Ивана Яковлева) по наступающему противнику с дистанции 50–100 м – на языке артиллеристов означает ситуацию крайне острую, в буквальном смысле – лицом к лицу с неприятелем. И что важно, роль Яковлева и возглавляемого им подразделения либо части под его командованием в ходе боя все чаще именуют исключительной. То есть внесшей в победу решающий, выдающийся вклад. 

Среди шести орденов, полученных Яковлевым за войну, впрочем, был еще один, который уже в одном своем наименовании – орден Суворова III степени – указывал на принадлежность Яковлева к офицерам, сумевшим проявить в бою полководческие качества. Это один из редчайших случаев, когда орденом такого достоинства мог быть награжден командир дивизиона или батальона, и давался он лишь за заслуги, потребовавшие отваги, умения и решительности, свойственных лишь настоящему стратегу. 

КРУТОЙ ПОВОРОТ 

О первоначальном нежелании Яковлева возглавить внутренние и конвойные войска, перейдя из армии в совершенно незнакомую ему структуру войск правопорядка под управлением МООП СССР (Министерство охраны общественного порядка – так в ту пору именовалось Министерство внутренних дел СССР), написано немало. 

Решающая встреча И.К. Яковлева с Генеральным секретарем ЦК КПСС Л.И. Брежневым, произошедшая в присутствии Н.А. Щёлокова, тоже по-разному описывается современниками. Но, принимая во внимание фронтовое прошлое каждого из этих людей, можно предположить, что разговор шел примерно так, как рассказал о нем спустя многие годы сам Яковлев генерал-лейтенанту Владимиру Дмитрину: «Мы со Щёлоковым вошли, Брежнев нас поприветствовал. Сев за стол генеральный секретарь, обращаясь к министру, но кивнув в мою сторону, спросил: «Что, отказывается?..» – «Отказывается, – подтвердил Щёлоков, – еще как отказывается…» На что Брежнев, улыбнувшись, вытянул из пачки сигарету (это были сигареты «Новость») и, щелкнув зажигалкой чуть ли не под столом, прикурил от узкого и высокого языка пламени. Потом дал знак подойти мне поближе и, протянув ладонь, сказал лишь одно: «Поздравляю!..» 

В этом «поздравляю!» содержалось все, что мог сказать фронтовик Брежнев фронтовику Яковлеву: и безоговорочный партийный приказ, и напутствие, и личное – от лица первого человека в государстве – доверие. 

Так и состоялось назначение И.К. Яковлева на должность начальника главного управления внутренних войск, внутренней и конвойной охраны Министерства охраны общественного порядка СССР.